Новости России и мира - каталог RSS-лент

исследователи

Власть пола: как женщины влияют на коррупцию

Чем больше в органах власти женщин, тем ниже коррупция в стране, выяснили американские экономисты. Также присутствие женщин во власти положительно сказывается на здравоохранении и образовании. При этом, однако, даже в самых прогрессивных странах их количество на политически значимых должностях не доходит до 50%. Чем больше женщин задействовано в органах политической власти страны, тем меньше в ней развита коррупция, выяснили американские экономисты из Колледжа Ле Мойна и Политехнического университета Виргинии. Результаты исследования были опубликованы в журнале Journal of Economic Behavior and Organisation. «Это исследование подчеркивает важность расширения прав и возможностей женщин, важность их присутствия на руководящих должностях и в правительстве, — отмечает профессор экономики Судипта Саранги. — Это особенно важно в свете того факта, что женщины по-прежнему недостаточно представлены в органах власти большинства стран, включая США». Так, среди членов Сената США женщин менее четверти, в Палате представителей США (палата Конгресса, в которой представлен каждый штат пропорционально численности населения) — всего 19%. Президентом США женщина не становилась ни разу. Не лучшим образом обстоит ситуация с равенством полов в политике и в России — хотя среди госслужащих женщины составляют 72%, их количество на руководящих должностях составляет лишь 25%. А в законодательных органах доля женщин едва доходит до 15%. В Швеции, Бельгии, Финляндии, Исландии, Норвегии тем временем женщин в парламенте 40-44%. Связь между количеством женщин во власти и коррупцией привлекла внимание исследователей лишь недавно, отмечают авторы работы. В 2001 году появилось несколько исследований, показавших, что существует отрицательная связь между процентом женщин во власти и коррупцией: чем он больше, тем коррупция менее выражена. Впоследствии, однако, возникли сомнения — возможно, дело не в женщинах, а в других, неучтенных факторах. Не исключалось даже то, что более низкая коррупция способствует притоку женщин во власть, а не наоборот. Поэтому профессор Саранги и доктор экономических наук Чандран Джа проанализировали данные о коррупции и процентном соотношении женщин и мужчин в 155 регионах 17 стран Европы. Они использовали метод инструментальных переменных — способ анализа, при котором учитывается ряд косвенных факторов, влияющих на результат. Также они учли разнообразие ролей, которые могут играть женщины во власти, — от принятия законов до делопроизводства. Данные о коррупции были предоставлены Всемирным банком — организацией, занимающейся вопросами организации финансовой и технической помощи развивающимся странам. Информацию о количестве женщин во власти предоставила Международная организация труда. Как выяснилось, на уменьшение коррумпированности страны влияет именно присутствие женщин на должностях, связанных с политикой. Количество женщин в делопроизводстве оказалось не связано с коррупцией. Согласно анализу более ранних работ, отмечают исследователи, все дело может быть в стратегиях управления, которые выбирают женщины и мужчины. Так, в частности, женщины более ориентированы на политику, способствующую благосостоянию женщин, детей и семей. Например, в Индии женщины в органах местного самоуправления выделяют большую долю бюджета на общественные товары и решение вопросов инфраструктуры, а также более тщательно следят, чтобы те или иные субсидии не попали в руки коррупционеров. Кроме того, присутствие женщин в законодательных органах зачастую коррелирует с повышением расходов на здравоохранение и образование. При этом образование, в свою очередь, также способствует уменьшению коррупции — чем выше качество образования в том или ином государстве, тем меньше в нем коррумпированных политиков. Некоторые исследователи предполагают, что связь между полом политиков и коррупцией может исчезнуть по мере обретения женщинами социального статуса, равного мужскому. Они связывают такую возможность с тем, что, получая доступ к власти, женщины получают доступ и к возможности злоупотреблять своими полномочиями. Однако результаты исследования показывают обратное: чем выше статус женщины в той или иной стране, тем сильнее выражена связь между полом политиков и уровнем коррупции. «Наши результаты опровергают предположение, что наблюдаемые гендерные различия в политике обусловлены гендерными различиями в социальном статусе. Фактически, наши выводы говорят о противоположном: коррупция ниже, если женщины имеют в обществе равный мужчинам статус, возможно, потому, что тогда они больше способны влиять на формирование политики», — пишут исследователи. Исследователи подчеркивают, что они не имеют в виду, что женщины «по природе» менее коррумпированы — тогда бы на уровень коррупции в стране влияло лишь их количество в органах власти, но не социальный статус или конкретная должность.

Совет Федерации намерен сделать страховую медицину реальной

В палате регионов разрабатывают поправки в законодательство, направленные на совершенствование страховой медицины. «Я не против страховой медицины, я — за, только за реальную страховую медицину», — заявила спикер Валентина Матвиенко. И подчеркнула, что каждый рубль должен использоваться эффективно, «а не чтобы огромные средства тратились на содержание аппарата» Фонда обязательного медицинского страхования (ФОМС) «как федерального, так и региональных». РЕАЛЬНОЕ МЕДСТРАХОВАНИЕ Глава верхней палаты обратила внимание, что указанные суммы сопоставимы со строительством современных новых больниц, отметив неудовлетворительную работу медицинских страховых компаний, не выполняющих своих обязанностей и не следящих за качеством медуслуг. Также страховые компании имеют право штрафовать медицинские учреждения, при этом не за плохое качество услуг, а, к примеру, за неправильно представленный врачом отчет… «Фактически это стали структуры по перекачиванию средств из ФОМС в медучреждения», — считает Валентина Матвиенко. Все эти вопросы в сфере повышения качества страховой медицины, сообщила она, сейчас обсуждаются в Совете Федерации, в том числе и необходимые поправки в законодательство. ОМС В ПОЛЯРНЫХ ИЗМЕРЕНИЯХ При этом системе обязательного медицинского страхования (ОМС) уже четверть века. С 1993 года отечественное здравоохранение переходит с бюджетного финансирования на страховое. По официальной оценке, реформирование завершилось успешно. Сеть ОМС охватила всю огромную Россию — от Калининграда до Магадана. Всем гражданам — 146,4 миллиона человек — оплачивается более 90 процентов медицинской помощи, получаемой ими. Но этот охват не радует самих россиян. Большинство (80 процентов опрошенных) не удовлетворены доступностью и качеством лечения. Так что отношение к юбилею и юбиляру совсем неоднозначное. Аргументы руководителей Минфина и Минздрава в подтверждение своей оценки скорее абстрактны, чем убедительны: страховые медицинские организации (СМО) обеспечивают последовательную государственную политику по защите здоровья населения. Выступая в интересах застрахованных, контролируют предоставление медицинской помощи, активно влияют на преобразование и упорядочение деятельности лечебно-профилактических учреждений… И — прямо полярное мнение президента Лиги защитников пациентов Александра Саверского: «Все эти годы страховые компании работали против пациентов. Цель таких посредников — получать больше, отдавать меньше. По данным Счетной палаты, посредничество СМО обошлось (2016 г.) скудному бюджету здравоохранения в 30,5 миллиарда рублей. СМО взяли деньги, свои обязательства не выполнили». Еще более категоричен первый заместитель председателя Комитета Совета Федерации по экономической политике Сергей Калашников. До этого он был депутатом Госдумы шестого созыва, председателем ее Комитета по охране здоровья. «Коммерческие страховые компании — прокладки между фондами обязательного медицинского страхования и лечебными учреждениями, — заявил он на общественных слушаниях „Обязательное медицинское страхование: нужно ли что-то менять?“. — Их содержание ежегодно обходится здравоохранению в 55-60 миллиардов рублей. Это только очевидные потери ОМС. Российская модель не имеет ничего общего со страховой. Она хороша для всех ее участников, кроме населения. Страховщики заинтересованы в лечении, а не излечении, в больных, а не здоровых. Из системы ОМС исключены профилактика, превентивная медицина, реабилитация — даже после высокотехнологических операций, инсультов, инфарктов. У конвейера здоровья „обрубили“ его первое и завершающее звенья. Поэтому у нас много пролеченных и мало полностью излеченных. Государственные структуры — ФФОМС, Росздрав — продублированы коммерческими структурами, которым поручено регулировать все финансирование медицины. Думается, цель этого — „помочь материально“ своим людям из коммерческого страхования за счет бюджета здравоохранения, точнее за счет всех пациентов. Обязательное медицинское страхование успешно только в странах с массовым средним классом, имеющим достаточно большие доходы. У нас доля фонда / оплаты труда в ВВП в два раза ниже, чем в Европейском союзе. Значительно ниже и страховые тарифы, так что собранные обязательные взносы медицину не обеспечат. Есть более простое и действенное решение. В рейтинге качества медицины Россия на 120-м месте, Куба — на 18-м. При этом подушевые расходы на здравоохранение в республике в десять раз меньше, чем у нас. Медицина Кубы, как и наша, выросла из модели Семашко и продолжает оставаться бюджетной. Эту модель сохраняют еще десятки стран, намного опережающие нас по организации и качеству медицины. ВОЗ в 1978 году рекомендовал модель Семашко как образец. Самое время вспомнить об этом. Если уберем коммерческие начала из бюджета здравоохранения, то каждый его рубль и оно само заработают намного эффективнее». Большинство экспертов, как и Калашников, считают неприемлемым передачу государственных средств в управление частных коммерческих компаний. По расчетам доктора медицинских наук Александра Раенко, в сетях посредников застревает до 14 процентов страховых средств. Иными словами, СМО не укрепляют, а истощают медицину. Стоимость территориальных программ государственных гарантий нынче превысит 1,6 триллиона рублей — дальше считайте сами. Специалистов, предлагающих напрямую, без прокладки, финансировать медицину, тут же обвинили в страшных идеологических грехах — популизме, в попытках вернуть нас в прошлое, втиснуть здравоохранение в недееспособную советскую модель. Обвинения громкие, но пустые. Сравнение советской медицины с сегодняшней — воспоминания о будущем. Нам бы ее «недееспособность». Сравним демографические показатели 1990 года — последнего перед «обвалом», и 2017-го. Население России — 147,7 миллиона человек и 144,6 (без Крыма, с ним — 146,9). Рождаемость — 1,99 и 1,69 миллиона. Смертность — 1,66 и 1,82 миллиона человек. Естественный прирост населения — 330 тысяч, естественная убыль — 134 тысячи человек. Общая продолжительность жизни — 70,4 и 72,7 года. Очень хорошо, что век россиян увеличился на 2,3 года. Но европейцы за это время начали жить на 6 лет дольше. Разрыв в продолжительности жизни, сократившийся 30 лет назад, вновь растет. С КЕМ ШАГАЕМ В НОГУ Еще о терминах. Модель здравоохранения — это форма, система его финансирования. Их в мире три. Платная медицина — здоровье — товар, продавец — врач, покупатель — пациенты. Определяют рынок коммерческие медицинские и коммерческие страховые организации. Государство заботится только о малообеспеченных гражданах, используя общественные программы. Медицинские услуги качественные и очень дорогие. Классическая витрина этой модели — США. Поэтому ее и называют американской. Вклад здоровья в ВВП страны оценивается в 10 процентов, а затраты на него превысили 17. Вторая модель — бюджетная, или госбюджетная. Ее родина — СССР. В трудные послевоенные годы (1948 г.) первой из западных стран переняла советский опыт Великобритания и вот уже 70 лет сохраняет бюджетное финансирование. Позже перешли на него Ирландия, Дания, Португалия, Италия, Греция, Финляндия. Во всех этих странах успешно развиваются и медицинские технологии, и фармацевтика. Теперь эту систему часто называют английской, забыв об авторстве. ВОЗ и МВФ рекомендуют именно ее при дефиците средств. Третья модель — смешанная, бюджетно-страховая. Она включает и государственное, и рыночное регулирование. Связка двух локомотивов обеспечивает для всего — или почти всего — населения доступность медицины и ее качество. Роль рынка — предоставление дополнительных услуг к гарантированному их объему. Бюджетно-страховое финансирование предпочли ФРГ, Бельгия, Франция, Канада, Япония. Минфин и Минздрав уверяют, что Россия в одном ряду с ними. Формально она действительно скопировала все звенья страхования, но собранная из них система сбоит вот уже 25 лет и не поддается переналадке. По конечному результату своей деятельности — производству здоровья — она совсем в другом измерении. В рейтинге эффективности здравоохранения, составленном агентством «Блумберг», наше — на последней, 55-й, строчке. Минздрав считает рейтинг необъективным и несправедливым. Возможно, и так. Но в Турции, например, подушевые расходы на медицину меньше наших, а она 22-я в списке. Живут там дольше, чем у нас, и умирают реже. ОТ МОДЕЛИ СЕМАШКО К ПРОГРАММЕ ГОСГАРАНТИЙ Советская медицина была намного авторитетнее, эффективнее, надежнее — закончу ее сравнение с нынешней. К тому же она сама вышла из страховой. Историки отслеживают ее родословную с обществ взаимопомощи и больничных касс, которые начали создаваться на крупных заводах Санкт-Петербурга почти 200 лет назад. В 1861 году Правительство утвердило стандарты обязательного медицинского страхования для казенных заводов. Второй нормативный акт, призванный регулировать его, появился полвека спустя. III Государственная Дума в июне 1912 года приняла закон и положение «О страховании рабочих от несчастных случаев». К ним приравняли и неожиданные заболевания. Через год страхование охватило 900 тысяч работников. Разоренную, нищую, голодающую после войн и интервенции страну с вымирающим от эпидемий населением могла спасти только централизация, объединение медицины, всех ее ресурсов и средств. Реформу предложила и проводила группа ученых и врачей. Руководил ими Николай Семашко — известный земский деятель. По инициативе снизу был создан в 1918 году Наркомат здравоохранения. Первым наркомом стал Семашко. Он формировал государственное здравоохранение, стараясь ничего не разрушить из земской, фабрично-заводской, ведомственной, страховой медицины. Все строилось на принципах общедоступности, бесплатности, профилактики, единства с наукой. «Каждой волости следует иметь свою центральную больницу, медпункты», — настаивал он. Так началось становление сельской медицины. Особенность реформы — повсеместное улучшение жизни людей, расширение медицинской помощи. Перед распадом Российская империя имела 250 тысяч больничных коек. В 1921 году их стало 600 тысяч. В этом же году Совнарком принимает Декрет «О социальном страховании лиц, занятых наемным трудом». Лечебный фонд, больничные кассы перешли под управление Наркомздрава. Доля страховых средств составляла до 70 процентов бюджета здравоохранения, но в больничных кассах состояло, то есть перечисляло сборы, всего девять миллионов человек. Еще 94 миллиона — дети, пожилые, безработные — люди без доходов. При разоренной экономике и почти поголовной бедности у страхования нет перспектив. Единственным финансистом здравоохранения, страхователем и страховщиком может быть только государство. Оно оплачивает защиту от недугов, лечение, восстановление после болезни. НЕДООПЛАЧЕННЫЙ ВРАЧ — НЕДОЛЕЧЕННЫЙ ПАЦИЕНТ Программа государственных гарантий бесплатной медицинской помощи — это минимальный социальный стандарт в здравоохранении, такой же, как МРОТ или прожиточный минимум, стандарт выживания. Гарантировать здоровье государство не может — нет денег. Наверное, мало кто помнит предвыборные обещания Бориса Ельцина: «Затраты на здравоохранение всегда были ниже уровня, принятого в развитых странах. Финансирование осуществлялось по остаточному принципу». Ельцин говорил, что с этим будет покончено. Здравоохранение получит достаточно средств, чтобы обеспечивать общедоступную медицинскую помощь, первичную профилактику, лечение. С остаточным принципом было покончено незамедлительно — медицину практически оставили без средств. Страна, которую возглавил Ельцин, выделяла на здравоохранение 5,6 процента ВВП, как и рекомендовала ВОЗ, имела высокую рождаемость и естественный прирост населения. Своему преемнику Борис Николаевич передал другую страну — с меньшим в два раза финансированием медицины, рекордно низкой рождаемостью и рекордной смертностью. Не оправдались и надежды на обязательное медицинское страхование, сменившее бюджетное. Закон «О медицинском страховании граждан в РФ» и постановление о его вступлении в силу с 1 января 1993 года председатель Верховного Совета Ельцин подписал еще в июне 1991 года. Но и от этой радикальной смены модели у медицины прибавилось не денег, а проблем. Мы отдаем деньги из бюджета в ФОМС, оплачиваем расходы на содержание его аппарата, потом деньги уходят в страховые компании. Они просто посредники по перекачиванию средств в медучреждения» Даже через 25 лет систему преследует родовая болезнь — безденежье. Тарифы за работающих (их платят работодатели) и за неработающих (платят субъекты Федерации) явно недостаточны. Центры системы — страховые медицинские организации, через которые проходят страховые взносы — более 1,6 триллиона рублей. СМО имеют право брать 2,6 процента проходивших через них средств на обеспечение своей деятельности плюс часть штрафов, взысканных с лечебных учреждений. Судя по информации в прессе, страховщики уже заработали достаточно и намерены вкладывать деньги в строительство. Все бы хорошо, но это средства, изъятые из здравоохранения. Уникальная ситуация — СМО распоряжаются огромными государственными деньгами, решают, сколько и кому их дать, устанавливают правила поведения лечебных учреждений и наказывают за их нарушение. Для больниц и поликлиник страховщики нередко страшнее прокурора, их называют штрафовщиками. Идет постоянный надзор за правильностью отчетности, поиск доказательств избыточности лечения. По инициативе депутатов Госдумы был принят закон о снижении размеров штрафов. Но вскоре возросло количество поводов для их взыскания. Если нельзя застраховать медицину, то заштрафовать ее несложно. Появление частных коммерческих структур внутри бюджетного потока объясняется необходимостью адаптации здравоохранения к рыночным условиям. Но как оно может адаптироваться к системе из одних неизвестных? За 25 лет так и не разобрались со статистикой заболеваемости, ее объемами (за основу берут количество обращений в ЛПУ), себестоимостью процедур. В цифровой век Минфин и Минздрав считают «от достигнутого», в лучшем случае с поправкой на инфляцию. И это не косность, а оригинальный финансовый маневр. Правильно сосчитать — признать, что здравоохранение, значит, и программы государственных гарантий недофинансированы в 1,5-2 раза. Давайте посчитаем. Средняя стоимость одного случая лечения в стационаре в странах ЕС — 3500 долларов, посещения в поликлинике — 58 долларов. У нас — лечение в стационаре — 59, прием в поликлинике -6 долларов. Сравним свои собственные цены. Стоимость пакета госгарантий базовой программы ОМС одного застрахованного в 2018 г. — 10 812 рублей, в 2019-м — 11 209, в 2020-м -11 657 рублей. Стоимость годового пакета ДМС — более 30 тысяч. Система ОМС задумывалась как дополнение к бюджетному финансированию, стала же его замещением. Вот уже 10 лет на медицину выделяется 3,5-3,6 процента ВВП. Как она была недофинансированной, так и остается. Неизбежное следствие — недооплаченный врач, недолеченный пациент, запущенная болезнь. Директор клиники колопроктологии и малоинвазивной хирургии Первого Московского госмедуниверситета имени И. М. Сеченова Петр Царьков привел неутешительную статистику. У 45 процентов пациентов заболевание диагностируется в третьей и четвертой стадиях — отсюда и высокая смертность. Раком груди в США болеют больше женщин, чем в России. Но умирают от него значительно реже. Руководитель Национального медицинского исследовательского центра онкологии имени Н. Н. Петрова Алексей Беляев объяснил почему — неэффективные диагностика и лечение. Контроль за качеством, эффективностью и безопасностью медпомощи — обязанность СМО. Специалисты Счетной палаты убедились, что они делают это неэффективно. Более конкретна директор Высшей школы организации и управления здравоохранением Гузель Улумбекова: «СМО заинтересованы не в улучшении качества медицинской помощи, а в увеличении количества нарушений. Они формируют свои собственные средства за счет санкций, накладываемых на лечебные учреждения». По словам вице-премьера Татьяны Голиковой, страховая медицина и законодательство в этой сфере остались нереформированными на уровне начала 90-х годов. «Мы должны предметно подумать, какую роль и место должны иметь территориальные фонды и страховые организации в системе ОМС», — отметила она. Выступая на Научно-экспертом совете при председателе Совета Федерации глава палаты регионов, Валентина Матвиенко предложила финансировать лечебные учреждения напрямую, минуя фонды ОМС: «Кого мы обманываем, это даже не квазистрахование. Мы отдаем деньги из бюджета в ФОМС, оплачиваем расходы на содержание его аппарата, потом деньги уходят в страховые компании. Они просто посредники по перекачиванию средств в медучреждения». Свое предложение Матвиенко повторила и на заседании Общественного совета проекта «Единой России» «Здоровое будущее». На деньги, которые тратятся на страховщиков, можно строить десять больниц в год. Спикера возмутило стремление СМО штрафовать лечебные учреждения по поводу и без. Миллиарды рублей уходят из медицины на премии страховым компаниям, подчеркнула она. «Нам необходимо, чтобы люди реально почувствовали улучшение качества медицинской помощи, она должна быть доступна везде», — подчеркнула глава Совета Федерации.
Tags: 

Мёд может спасти малыша, проглотившего батарейку

Если ребёнок проглотил батарейку-"таблетку", нужно немедленно вызвать скорую… и дать ему мёд. Если, конечно, у малыша на него нет аллергии и других противопоказаний, о которых рассказано в статье. Лакомство облегчит травму и повысит шансы на выживание, уверены американские исследователи.

Эксперты шокированы подробностями в тайне перевала Дятлова

Новые детали в расследовании гибели группы туристов в горах Северного Урала исследователи получили после эксгумации тел одного из участников экспедиции. Почти 60 лет прошло со дня гибели студентов-туристов и их руководителя Игоря Дятлова в горах Северного Урала в 1959 году. Несмотря на многочисленные исследования, в трагедии до сих пор остается много нерешенных вопросов. Родственники одного из участников экспедиции Семена Золотарева усомнились в том, что под его именем похоронен он. В апреле на екатеринбургском Ивановском кладбище была проведена эксгумация тела Золотарева. Современные эксперты провели сравнительный анализ своих выводов с уже существующими, которые были сделаны 59 лет назад. Однако новые результаты после эксгумации тела Золотарева добавили лишь больше загадок. В частности, остается под вопросом сама личность туриста. К настоящему моменту существуют нестыковки как в биографических данных Золотарева, так и в достоверности его имени и информации о его службе во время Великой Отечественной войны. Как отмечает сайт «Комсомольская Правда», еще в 1959 году Золотарев при подготовке к путешествию отметил, что «об этом походе заговорит весь мир», но объяснять выражение не стал. Спустя три месяца после трагедии был обнаружен труп Золотарева. Однако опознать его было практически невозможно. Как отмечалось в акте судмедэкспертизы, на теле туриста была татуировка «Даерммуазуая», но, по словам родственников Золотарева, такой надписи они не помнят. В результате таких многочисленных нестыковок было принято решение провести эксгумацию тела. Однако во время процедуры появилась еще одна загадочная деталь — могила под обелиском с надписью «Семен Золотарев» не числится ни за кем. В документации о захоронении туриста на Ивановском кладбище вообще не содержится никакой информации. Эксперты XXI века пришли в недоумение после получения результатов экспертизы тела. Больше всего вопросов вызывает именно характер полученных травм. «Если бы мне просто представили описание повреждений, и я не знал бы обстоятельств дела, то сказал бы, что человека, скорее всего, переехал автомобиль. Но, учитывая ситуацию в целом, я готов поверить в мистику. Все переломы разные. И это должно быть какое-то невероятное стечение обстоятельств, чтобы все травмы образовались, например, от схода на человека большой массы снега», — отметил эксперт Эдуард Туманов. Вместе с тем эксперт подчеркнул, что варианты о гибели Золотарева, о которых исследователи сообщали ранее, не совпадают с результатами эксгумации. Туман опроверг смерть туриста от влияния инфразвука, ультразвука, радиации, взрывной волны или психогенных факторов — все, о чем ранее говорили другие эксперты. «Это мы все можем сразу отметать. Это исключительно действие твердых тупых предметов», — подчеркнул Туманов. К подобным выводам еще в 1959 году пришел судмедэксперт Борис Возрожденный. Он говорил о том, что характер повреждений как минимум у двух погибших участников экспедиции — это результат воздействия большой силы. Ранее уральский исследователь-энтузиаст Валентин Дегтерев выступил с неоднозначным заявлением. Он утверждал, что нашел на снимках группы Игоря Дятлова труп шамана-охотника.

В Пекине создан военно-гражданский инженерный центр исследования водорода

Он сфокусируется на высокоэффективных и малозатратных технологиях производства и хранения водорода.   Инженерно-технический исследовательский центр водорода был запущен Китайской аэрокосмической научно-технологической корпорацией (CASC) в Пекине в рамках военно-гражданского развития...

Ученые обнаружили дешевый способ борьбы с раком

Американские ученые из Института Людвига по исследованию рака выяснили, что обыкновенная сода может существенно повысить эффективность химиотерапии. По утверждению исследователей, разбавленная в воде сода уменьшает кислотность раковых клеток и те лучше поддаются воздействию лекарств.

WWF: В Африке стало больше горных горилл

Численность популяции превысила 1000 особей.   Всемирный фонд дикой природы (WWF) сообщил о росте популяции горных горилл в центральной Африке, 31 мая передает агентство Associated Press. По подсчетам исследователей, в национальном парке Вирунга на границе Конго, Руанды и Уганды...

Названы сроки создания АПЛ «Хаски» с гиперзвуковыми ракетами «Циркон»

Первую АПЛ (атомная подлодка) «Хаски», оснащенную гиперзвуковыми ракетами «Циркон», построят до конца 2027 года, сообщил ТАСС источник в российском оборонно-промышленном комплексе. По его словам, результаты уже проведенных научно-исследовательских работ по проектированию субмарины «признаны неудовлетворительными».

"Исламское государство"* взяло ответственность за теракт в бельгийском Льеже

Как отмечает исследовательская организация SITE Intelligence Group, ведущая мониторинг деятельности террористов в интернете, аффилированное с ИГ* агентство Amaq распространило сообщение, в котором погибший террорист - 36-летний Бенджамин Эрман - назван "солдатом "Исламского государства"*.

Иркутские учёные исследуют влияние людей на прибрежную зону Байкала

Гидрохимические пробы воды планируется взять в разные периоды туристического сезона.   Учёные Лимнологического института СО РАН (Иркутск) открыли навигационный сезон-2018 на Байкале. В ходе одной из экспедиций, которая проводится на научно-исследовательском судне «Папанин»...

Страницы

Подписка на RSS - исследователи